allbat.info
Новости

Стремление Китая к господству в Евразии возрождает старую геополитическую стратегию

Китай много сделал для укрепления своего влияния в морской сфере, особенно в Южно-Китайском море. Но остальная часть мира, кажется, только недавно начала замечать, что делает Китай в глобальном масштабе. /epochtimes.ru/
Взаимодействие Китая с остальной частью Азии и всем миром проявилось в виде инициативы, известной как «Один пояс — один путь» (One Belt One Road), широкой экономической, дипломатической и инфраструктурной программы, призванной трансформировать деловые отношения Китая с его азиатскими соседями и со всем миром.
Новый шёлковый путь был проложен к берегам Британии с прибытием китайского товарного поезда с подходящим названием «Восточный ветер», который доставил китайские товары на западные рынки.
поезд
Китай отправил первый грузовой поезд в Лондон по новому Шёлковому пути
Первый грузовой поезд из Китая в Лондон отправился в воскресенье, 1 января, в путь длиной 11 999 км. Грузовой состав отошёл от железнодорожной станции города Иу в провинции Чжэцзян…
В то время как стимул для проекта в значительной степени экономический, есть один стратегический аспект, который предстоит задействовать. Геополитическое маневрирование Китая на суше основывается на политике предыдущего столетия, которая в последнее время вернулась в Азию. Россия, кажется, двигается в направлении «евразийства». При том что администрация Трампа, по-видимому, флиртует с изоляционизмом, а международная неопределённость достигает новых высот, эта инициатива стала ещё более настоятельной необходимостью для Пекина.
Цель проекта «Один пояс — один путь», который также называют новым Шёлковым путём, связать китайскую торговлю с европейскими рынками через железнодорожные и морские линии (морской Шёлковый путь).
Огромные масштабы этого проекта можно рассматривать как выражение глобальных стремлений Пекина, о которых китайский лидер Си Цзиньпин упомянул на давосском саммите в швейцарском городе Даман в 2017 году. Наряду с последними событиями, в первую очередь с выходом США из Транс-Тихоокеанского партнёрства, Китай имеет возможность вернуться к той роли, которую он когда-то играл в Азии, а также во всём мире. Тем самым возрождается идея, которая доминировала и в политике XX века: борьба за влияние в Евразии.
На Запад
Во время «холодной войны» в XX веке Евразия часто находилась в центре внимания супердержав. США боролись за влияние в регионе с Советским Союзом, но с тех пор, как последний рухнул, Китай стал более активным в своей прежней сфере.
Владимир Путин и Си Цзиньпин. Фото: YouTubeВладимир Путин и Си Цзиньпин. Фото: YouTube
В этом смысле Китай полностью вступил в ряды других потенциальных владельцев Евразии, группы государств, которые зависят от наземных маршрутов. На рубеже XX века британский академик и политик Хэлфорд Дж. Маккиндер в статье под названием «Географический стержень истории» предупредил имперское британское руководство о том, что оно слишком зависимо от морских путей, что усилило власть Германии и России. Обе державы представляли угрозу британской гегемонии.
Теория Маккиндера оказывала влияние как на немецких, так и на американских стратегов на протяжении большей части XX века: нацисты разработали свою политику «жизненного пространства» для немцев на востоке, в то время как внешняя политика США, осуществляемая во время «холодной войны», пыталась сдержать влияние Советского Союза. С тех пор прошло много времени, но взгляды Маккиндера разделяет сегодняшнее китайское руководство.
Следуя теории Маккиндера, китайцы разрабатывают железнодорожные маршруты, чтобы оказать стратегическое давление на морские маршруты, что является решающим шагом в условиях кризиса в Южно-Китайском море. Госсекретарь Трампа Рекс Тиллерсон угрожал блокировать китайские торговые маршруты, если деятельность Китая в море зайдёт слишком далеко. Железнодорожные маршруты на Запад — отличный способ сделать любую такую тактику спорной.
Источник: The Conversation

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика