allbat.info
Новости

Русские пословицы и поговорки в классической литературе

О люди! Жалкий род, достойный слёз и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
А. С. Пушкин
Что делает человека человеком? Это ключевой вопрос, на который испокон веков пытаются ответить представители науки и религии. На него предложено много разных ответов — особенности сознательной деятельности, соо?бразность Богу, свободоспособность, определённое поведение, которому свойственны некие социально-ролевые функции, культурные коды, нравственные ориентиры, и др.
Вопрос о человеческом в человеке в свете сложившихся тенденций развития науки и технологий приобретает новые, доселе неизвестные, оттенки. Нарастающее внедрение во все сегменты человеческой деятельности компьютерных технологий образует отдельную виртуальную сферу жизни среднестатистического обывателя, которая расширяется в ущерб многим социальным функциям и «живому» межличностному общению. Наше время — это время, когда человек с неизбежностью становится и будет становиться киберчеловеком. При этом всё заметнее изменение социально-ролевых его функций, нравственных ориентиров, характера общения.
Проявлениям семейных, трудовых, дружеских, общественных отношений всё чаще отдаётся предпочтение в пользу компьютерной реальности, частью которой мы все вот-вот станем уже и на физиологическом уровне. И в такой человеческой трансформации без труда угадывается заинтересованность многих производителей товаров и услуг, прежде всего транснациональных корпораций, по факту оказывающих решающее влияние на земное жизнеустройство.
Веленью Божию, о Муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспаривай глупца.
А. С. Пушкин
Классическая литература и человеческое в российском человеке
Скоро ровно сто лет, как Россия погрузилась в ужас революций, красного террора, гражданской войны, голода. И потом были годы бесчисленных человеческих жертв, но уже в оплату за индустриализацию, коллективизацию, победу в страшной войне.
Человеческая жизнь абсолютно обесценилась, народ был втянут в братоубийство, доносительство, отступничество от религии, раболепство. Как оказалось возможным то, что, теряя своих лучших представителей, насильственно очутившись в оскотинивающих условиях, люди всё-таки сохранили свою страну, возродили и приумножили промышленный потенциал, создали культурное пространство, давшее человечеству немало достойных плодов?
Революционные лозунги ложились на подходящий для коммунистической лжи фундамент — многовековое христианское миропонимание большинства граждан огромной страны, общинность русского самосознания, его любовь к земле и стремление к труду, справедливости, нравственности. Не случайно, что появившийся в 1961 г. Моральный кодекс строителя коммунизма, по словам его создателей, намеренно был основан на Нагорной проповеди.
Примечательно, что представители коммунистической власти, чем выше они стояли в её иерархической пирамиде, тем беззастенчивее нарушали нравственные нормы: ожесточённая борьба за власть оправдывала любые средства. Ведь в атеистической коммунистической идеологии, в отличие от библейских заповедей, неизбежному божьему наказанию за плохие поступки места не нашлось.
Представляется, что страну спасли и возродили не коммунистические устои, а прежде всего тот фундамент в человеке, который закладывала классическая литература, искусство, архитектура. Сметающее всё старое коммунистическое преобразующее исступление в первой половине прошлого века быстро привело к такому хаосу, что ради сохранения государственности коммунистическая власть позволила существовать в образовании, искусстве, архитектуре, жизненном укладе элементам традиционной культуры, классическим образцам литературы, искусства, архитектуры.
Творчество наших великих писателей и поэтов вобрало в себя народную мудрость, выписало образы достойного и недостойного поведения, несло в себе крупицы многовекового жизненного опыта, культуру мышления, его направленность на духовный поиск. Именно классика через образование, искусство спасла страну в прошлом веке, особенно после самых бесчеловечных братоубийственных потрясений.
Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь!
А. С. Пушкин
Можно ли полюбить А. С. Пушкина в школе?
Или «Штрихи к портрету»
Творчество писателей и поэтов формировало культуру народных масс прежде всего через школьных учителей. Они также были детьми своего времени, заложниками сложившихся образовательных штампов.
По поводу образовательных штампов позволим себе некоторые «штрихи к портрету».
Известный российский литературовед Михаил Осипович Гершензон, вскрывая проблемы преподавания литературы, отмечал ещё в 1899 году: «Разумеется, дети должны читать не всё, что доставляет им удовольствие; но всё, что они читают, должно доставлять им удовольствие. …Основной задачей преподавания литературы в школе должно быть…общее питание духа, а не лечение духа специальными экстрактами, какие способно извлечь из поэзии аналитическое изучение; питание цельным и вкусным молоком, а не казеиновыми препаратами» (в кн. «Труды педагогического общества, состоящего при Императорском Московском Университете», 1900).
По поводу «особенностей национальной методики», шаблонизирующей мышление и язык, сетовал на рубеже XIX и XX вв. русский писатель, публицист, критик Влас Михайлович Дорошевич. Он выделяет следующие аспекты написания сочинения французскими школьниками: «…Всякий писал по-своему. Всякий жил в „сочинении“ своей жизнью. Каждый писал то, о чём действительно думал. А учитель следил за тем, чтобы мысли были изложены правильным родным языком, и ставил за это изложение „очень хорошо“ и серьёзному сочинителю, щеголявшему учёностью, и мальчику, несомненно обладавшему творческой фантазией, и ребёнку, склад ума которого расположен к шутке. …Пусть дети умеют хорошо излагать то, что думают. В этом и состоит обучение родному языку…».
Родной язык, по мнению Власа Михайловича, это «самый живой, интересный, увлекательный предмет, самое могучее орудие развития». Вместе с тем, все воспринимают его как «скучный предмет», что вполне объяснимо: «А у нас только и думают, как бы написать, сказать «как все», повторить «что-нибудь хорошее», двадцать раз сказанное … Всё, что есть живого, привлекательного и интересного в «предмете», исключено. Мёртвые сочинения, вместо того чтоб развивать, приучать мыслить, приучат к «недуманию».
Именно в сложившейся методике преподавания языка и литературы усматривает В. М. Дорошевич причину, с одной стороны, косности мышления, консерватизма, шаблонности общества буквально во всём, а с другой — его падкости на декаденство, склонности к некритическому осмыслению, лёгкости увлечения национализмом, радикализмом, другим каким «измом» (в статье «Русский язык», 1901 г.).
Не в этом ли кроется ещё одна из основных причин того, что революционные идеи сто лет назад были с такой лояльностью приняты русской интеллигенцией, приведя страну к катастрофе?
Массовая практика преподавания русской литературы в XX в. привнесла в негативные тенденции XIX в. идеологию классового подхода, чрезмерные акценты на «положительных и отрицательных героях» в контексте «текущего момента» политических реалий.
Представленные «штрихи к портрету» не могут претендовать на обоснование тенденций, однако, на наш взгляд, позволяют выделить некоторые причины признаваемого педагогической общественностью тезиса — широко используемая методика преподавания русского языка и литературы не способствует любви ученика к соответствующим предметным областям знания.
Справедливости ради отметим, что, в отличие от советских времён, ныне идеологическое давление сильно ослабло, принуждающих факторов стало гораздо меньше, требования к глубине освоения литературы далеко не те, что были в прошлом. Нормой стало чтение классики по кратким конспектам, а ориентация на тестовый контроль знаний этому только благоприятствует. Учебные часы на литературу значительно сокращены, она потеряла свой базовый статус. В связи с этим педагогическое сообщество смогло добиться лишь незначительной корректировки нового отношения к литературе власти — возвращение в экзаменационный обиход некоего подобия сочинения.
Казалось бы, в сложившейся ситуации есть и свои плюсы — меньше факторов возникновения отвращения к литературе.
Действительно, несовершенство методики преподавания русского языка и литературы — это большое препятствие развитию человека. Однако духовная глубина языковой и сюжетно-смысловой среды классических произведений такова, что, даже вопреки утрате интереса к классической литературе в школьные годы, человек всё-таки получал прививку от дурного. Подтверждение тому — поступательное, несмотря ни на что, развитие страны, где общественное благо выступало абсолютным приоритетом над индивидуальными выгодами, где поощрялось служение своему народу, где постулировались нравственные нормы.
Нет такой прививки сегодня! Как её добиться, когда отсутствует прежний объём учебных часов на литературу, когда виртуальная реальность и рыночная идеологическая атмосфера в обществе только расширяют своё влияние? Как противостоять формализации человеческого общения, стяжательству, размыванию нравственных норм, утрате традиционной культуры и национальной идентичности? Что можно противопоставить всецелому вытеснению всего человеческого в человеке информационными технологиями, жизненной средой, унифицирующей и закабаляющей человека его потребительской зависимостью от транснациональных монополий?
Напрасно вкруг себя печальный взор он водит:
Ум ищет божества, а сердце не находит.
А. С. Пушкин
Интернет и образование
Современный мир диктует свои подходы к преподаванию. Они должны опираться на неотвратимые тенденции, связанные с развитием сети Интернет, соответствующие эффекты развития человека, которые надо использовать в позитивном русле.
Пребывая в сети Интернет, молодёжь немало читает и пишет. Она перерабатывает очень много и очень разнообразной информации. Здесь сегодня самый актуальный фокус направляющего влияния системы образования. Интернет должен стать основным средством появления интереса к классической литературе, искусству, языку, приобщения к духовным ценностям, способствовать развитию элементарного сострадания, сочувствия, сопереживания.
Без направляющего влияния системы образования созерцание в сети Интернет десятков киношных и реальных убийств, трагедий приводит к тому, что человеческое сердце черствеет. В результате индивид начинает относиться к чужой боли, страданию отстранённо, не соизмеряя с собой, как к развлечению, игре. Переключение с одной темы на другую, с одного сюжета на другой, более насыщенный, динамичный и развлекательный, формирует поверхностное, кластерное сознание, которое не ориентировано на глубокий системный анализ, практический опыт, выполнение социальных функций.
На весь педагогический состав сегодня ложится сложнейшая задача — преодолевать отмеченные негативные тенденции. И здесь педагоги-литераторы должны играть основную роль. Именно на их учебный предмет, его формирующее нравственность воздействие через лучшие образцы классической литературы должен работать сегодня весь педагогический состав школы, как в контексте своей предметной области знания, так и во внеурочной деятельности.
Как далеко представленный тезис от реальности!
Методика преподавания литературы продолжает болеть традиционными болезнями, которым были посвящены «Штрихи к портрету», а о межпредметных взаимосвязях в их нацеленности на литературу вообще говорить не приходится, у неё теперь даже нет статуса базового предмета.
Остаётся уповать только на само педагогическое сообщество, взывать к его гражданскому самосознанию, родовым корням, самосохранению в единстве со своим народом и культурой.
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей…
А. С. Пушкин
От любви к фольклору к литературной классике
То, что раньше формировало человека, работает всё меньше. Сегодня просто не реализуемы прежние образовательные условия, заставляющие изучать литературу, погружаться в совершенную языковую среду классики, мир книги. Всё изменилось. Совсем архаично идти от изучения литературы в школе к любви к ней во взрослой жизни. Вместе с тем, только на такой эффект могло рассчитывать массовое образование в прошлом и позапрошлом веках.
Необходимо действовать наоборот — устремляться к высотам литературной классики от любви к тому, что близко? человеку, что способно вызвать у него деятельный интерес.
Отечественная деятельностная психология и педагогика опиралась на очень важную закономерность, недостаточно осмысленную и поныне: сама деятельность выступает пожалуй самым важным фактором появления интереса и любви к тому предмету, освоение и преобразование которого вначале могло восприниматься без всякого энтузиазма. Как говорится, «Аппетит приходит во время еды».
И такой предмет имеется — это фольклор, то есть песни, танцы, частушки, анекдоты, сказки, предания, пословицы и поговорки, изобразительное и декоративно-прикладное искусство, различные театрализованные формы.
Сложно представить теоретическое освоение фольклора школьниками. Фольклор в школе — это всегда культурные практики, то есть как раз та деятельность, втягивание в которую с неизбежностью инициирует интерес и даже любовь к питающей классическую литературу народной мудрости.
Нравственные поговорки бывают удивительно полезны в тех случаях, когда мы от себя мало что можем выдумать себе в оправдание.
А. С. Пушкин
Русские пословицы и поговорки
Для современного человека бегство в мир иллюзий всё чаще приводит к весьма ощутимой материальной утрате, потере здоровья, жизни, наполненной человеческими отношениями, а не их виртуальной имитацией.
Русские пословицы и поговорки — это сконцентрированная народная мудрость, это составляющие и, одновременно, носители русской языковой культуры. Пословицы и поговорки обогащают речь, позволяют быть лаконичным, хорошо понимаемым в своей культурной среде.
Пословицы и поговорки полезны в критических ситуациях принятия решения, когда человек чувствует, что им манипулируют, что-то навязывают. Вспомнившуюся к ситуации пословицу или поговорку можно тут же и употребить в речи, эффективно и эффектно противостоя коммуникативному давлению.
Пословицы могут помочь защититься от манипулирования, но следует иметь в виду, что они же являются и эффективным средством манипулирования. Существует понятие «кодекса», то есть всеохватности, универсальности пословиц и поговорок в плане скрытой в них характеристики различных жизненных ситуаций, поведенческих установок. Пословицы зачастую содержат взаимоисключающие оценки и суждения: «Терпение и труд всё перетрут» и «От трудов праведных не наживёшь палат каменных», что также содержит в себе народную мудрость. И таких пословиц очень много!
Всякая пословица — это знак ситуации, ключ к тому, как человек её для себя воспринимает, какую выбирает стратегию поведения. Так, например, пословица «Всё, что ни делается, к лучшему» в качестве руководства к действию является определяющей для появления определённых иллюзий (из серии «всё само собой образуется») и вполне прогнозируемых действий (вернее, бездействий).
И такое поведение может привести к фатальным последствиям, когда необходимо «брать быка за рога», а не «плыть по течению».
Пословицы и поговорки — это неисчерпаемый источник для различных заданий, чему посвящена отдельная статья — «Склонность человека к иллюзиям и… русские пословицы».
Вот лишь одно из таких заданий: как вы понимаете следующие пословицы:
1. «Он слышит, как трава растёт»;
2. «Бог не выдаст, свинья не съест»;
3. «Кабы знал, где упал, тут соломки подостлал».
О, Сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель.
А. С. Пушкин
Пословицы и поговорки: технология творчества в школе
Задания, связанные с пословицами и поговорками, могут предлагаться ученикам в рамках научно-исследовательской деятельности школьников, использованы в ходе любых учебных занятий для переключения внимания, снятия напряжения, появления интереса к педагогической ситуации в целом. Реферативные задания, связанные с пословицами и поговоркам, в контексте конкретизированных жизненных ситуаций практически невозможно выполнить формально, скачав готовый материал из сети Интернет.
Памятуя о процитированном ранее критическом замечании Бориса Михайловича Эйхенбаума отметим, что как раз в пословицах, с их кодексностью, и находит отражение многоплановость любой реальной человеческой натуры. Исследование литературных персонажей в контексте народной мудрости, скрытой в пословицах и поговорках, благоприятствует усвоению именно художественных образов, а не редуцированных протокольных характеристик «положительных и отрицательных типов».
Для выполнения заданий, связанных с пословицами и поговорками, весьма кстати оказываются возможности сети Интернет. Задания могут быть исключительно разнообразными. Можно попросить подобрать не только пословицы и поговорки на обозначенные темы, но и проиллюстрировать их произведениями классической живописи, или результатами народного декоративно-прикладного творчества. Можно наоборот — предложить, например, картины и попросить подобрать к ним пословицы и поговорки.
Заметим, акцент на русских пословицах в названии настоящей статьи не случаен. Допустим, ученику культурно близки именно русские пословицы. Подыскивая в сети Интернет пословицы и поговорки, чтобы выполнить какое-либо задание, он неизбежно начнёт открывать для себя колоссальный пласт пословиц и поговорок других народностей, их национальный колорит. Такую межкультурную рефлексию трудно переоценить. Но первоначальные задания всё-таки лучше связывать с культурно близкими русскими пословицами.
Ориентация на использование пословиц и поговорок в учёбе и воспитании благоприятствует заинтересованному обсуждению, налаживанию обратной связи, непринуждённости педагогического общения. Интересно не только ученику, но и учителю, что почему-то считается второстепенным моментом в образовательной деятельности. А ведь здесь, как говорится: «Коли доктор сыт, так и больному легче».
Чем обусловливается интерес учителя?
Во-первых, эрудиции любого социализированного взрослого человека вполне достаточно, чтобы в своей языковой среде понимать большинство пословиц и поговорок, что тем более по плечу учителю.
Во-вторых, интерес обусловлен неповторимостью ситуаций обсуждения: пословицы и поговорки связаны с контекстом конкретных жизненных ситуаций, а они весьма противоречивы и неоднозначны. В результате учитель получает возможность опираться на весь свой жизненный опыт, увлечения, наблюдения.
В-третьих, учитель, сделав первый шаг, скорее всего вдохновится сделать и последующие шаги — изменять, усложнять задания, связанные с пословицами и поговорками, возможно начнёт их активнее употреблять в своей речи, взаимоувязывать с другими разновидностями фольклора, нащупает в связи с этим свою изюминку внеклассной работы или наладит контакт с учениками, почувствует удовлетворение от неформального общения, заинтересованного отношения к себе и своей учительской миссии.
Конечно, задания школьникам от учителя литературы могут быть непосредственно связаны с учебным предметом: какие формы фольклора фигурируют в произведении, какие пословицы и поговорки использованы литературными героями или могли бы быть ими употреблены в речи; как с точки зрения пословиц и поговорок справедливо охарактеризовать те или иные сюжетные линии и т. д.
Если в пословицах и поговорках народная мудрость многоаспектна, порой оправдывая весьма спорные ситуации и отношения, то для российского менталитета, то есть духовной настроенности, присущей всему народу, характерно торжество добра над злом, поведение по совести, о чём и свидетельствуют многие признанные образцы отечественной литературы. Смыслы, сокрытые в сложных литературных образах, благодаря знанию фольклора и пытливому стремлению их увидеть обязательно открываются.
Чтобы видеть лучше, нужно изменять себя в соответствии с достойными примерами того, что составляет человеческое в человеке.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.
А. С. Пушкин

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика