Селам или как Европа заговорила на тайном языке наложниц гарема

Фраза рекламного агента Патрика О’Кифа Say it with flowers! — «Скажите это цветами!» — впервые появилась в американском журнале Florist’s Exchange в 1917 году. Общество американских флористов тут же сделало этот рекламный «слоган» своим девизом. И до сих пор все, кто напрямую связан с волшебным миром цветов, не устают повторять и советовать нам: «Скажите это цветами!»
Действительно, цветами можно сказать о многом — признаться в любви и поддержать в печали, попросить прощения и просто поделиться хорошим настроением, выразить уважение и поблагодарить, поздравить с днём рождения и попрощаться перед вечной разлукой.
Но, конечно, остроумный Патрик О’Киф не открыл миру Америки: цветы стали особым языком общения задолго до его рекламного триумфа.
Есть интересная картина английского художника-ориенталиста XIX века Джона Фредерика Льюиса «Перехваченное послание», на которой изображена сцена в восточном гареме.
Взволнованную женщину в присутствии «мужа-султана» уличили в получении…букета цветов. Цветы — это и есть послание от любовника. Сейчас все узнают её тайну, внимательно рассмотрев, из каких цветов состоит букет.
Букет в гареме — это не простой знак внимания — это письмо, написанное тайным языком цветов. «Селам» — особый язык, рождённый в турецких гаремах и распространённый сначала в Турции, а потом и во всём мире.
Понятны причины возникновения селама. Жизнь в изоляции, без права общения с внешним миром и не таким хитростям научит.
картина, гарем, селам, цветы, тайна, любовь«Перехваченное послание», картина Джона Фредерика Льюиса
Говорят, что шведский король Карл XII, после поражения под Полтавой бежавший в Турцию и проживавший там некоторое время, очень заинтересовался языком цветов, изучил его и после возвращения в Европу создал первый словарь Селама. Чем очень обрадовал современников и особенно современниц.
Но ещё интереснее о Селаме несколько позже поведал миру француз-путешественник Обри-де ла Моттре. Он описал свои яркие впечатления в книге «Путешествия по Европе, Азии и Африке», которая вышла в свет в 1727 г. В ней он интересно рассказывает о тайном языке Селам.
Продолжила тему англичанка Мэри Уортли Монтегю. Она была женой британского посла в Стамбуле. С интересом и вниманием Мэри изучала особенности колоритного Востока. Её заинтересовал язык цветов. Она поставила себе цель научиться «говорить» и «писать» на этом любовном эсперанто.
Вернувшись в Англию, она опубликовала «Письма из турецкого посольства». В них леди Мэри так охарактеризовала язык символов: «Нет такой краски, цветов, фруктов, травы, камня, птичьего пера, которые бы не имели соответствующего им стиха, и вы можете ссориться, браниться, слать письма страсти, дружбы, любезности, или обмениваться новостями, при этом не испачкав своих пальцев».
гарем, селам, цветы, тайна, любовьЛеди Мэри Уортли Монтегю в турецком платье на картине Жан-Этьена Лиотара, 1756. Фото: en.wikipedia/Public Domain
Европу охватила цветочная лихорадка. Никогда прежде не дарилось такого количества букетов, никогда прежде не были так модны цветы в причёсках, петлицах, на шляпах и платьях. И всё это ведь теперь было наполнено особым значением.
Теперь люди не довольствовались только впечатлением «красиво-некрасиво», а искали и находили смысл «цветочного послания». Это было ново и интересно. Конечно, российское дворянство подхватило идею любовного цветочного эсперанто. Особенно язык цветов был популярен при дворе Екатерины II.
Начиная с конца XVIII и весь XIX век в разных европейских странах издавались «Цветочные словари» с подробным объяснением смысла и значения того или иного цветка, растения. В старинных цветочных словарях описывались огромное количество растений и цветов, иногда более 300 наименований. Вот некоторые из них.
Акация — дружба, чистая любовь.
Астра — изящество, изысканность.
Боярышник — смелость и надежда.
Гладиолус — готовность пожертвовать собой ради любимой.
Жасмин — чувственность, страсть, первое любовное томление.
Ландыш — невинность и чистота нравов.
Публикация от Екатерина Павлухина (@katerinapavlukhina) Авг 25 2017 в 10:33 PDT
Книга была прекрасно иллюстрирована, остроумна и вызвала в российском обществе фурор, породив салонную любовную игру «Флирт цветов».
Барышни и дамы пушкинской поры наряду с французским и английским с удовольствием изучали новый язык. Так в арсенале российских кокеток появился ещё один убийственный приём. Вот строки из письма Анны Керн одному из своих многочисленных поклонников: «У меня есть Тимьян, я мечтала о Резеде, к моей Чувственнице нужно добавить много Жёлтой Настурции, чтобы скрыть Ноготки и Шиповник, который мучает меня…»
Используя язык цветов, эту фразу можно истолковать так: «У меня есть желание, я мечтаю о быстротечном счастье любви, однако свою тайную чувствительность я должна прятать под насмешливостью, дабы скрыть тревогу и беспокойство». Вот и пойми, чего хочет женщина.
цветы, букетФото: pixabay/CC0
Всё приходит и уходит, и к концу XIX века культура владения языком цветов стала угасать. Бурный двадцатый век отодвинул его в прошлое. Теперь он понятен узкому кругу специалистов — историков и искусствоведов. Но это не значит, что люди разлюбили цветы. Цветы продолжали и продолжают украшать жизнь человека по-прежнему. И пусть фраза Патрика О’Кифа «Скажите это цветами!» — только рекламный трюк. Пусть сегодня в моде язык СМС-сообщений. Но если человек, с которым Вы привыкли перезваниваться и переписываться, вдруг при встрече дарит Вам розу, то… То это совсем другое дело.

Добавить комментарий